?

Log in

No account? Create an account
Семëн Вендров

СЕМËН ВЕНДРОВ, CHt

ПОЛИТИЧЕСКИЙ КОНСАЛТИНГ СЕМËНА ВЕНДРОВА

Созрело ли сегодняшнее российское общество для демократических преобразований и реформ?
Семëн Вендров
svendrov
Российское общество сегодня созрело для демократических перемен. Кто же окажется способен в Кремле в будущем провести эти перемены в жизнь? Кто будет новым Горбачевым-реформатором для России? Сам Путин? Или все же кто-то из преемников Путина на посту президента РФ, такие как Вячеслав Володин, Сергей Собянин, Сергей Кириенко, или Алексей Дюмин? Вопросы, вопросы.

Возможна ли новая демократическая перестройка и гласность в путинской России?
Семëн Вендров
svendrov
В начале своей карьеры на посту генсека ЦК КПСС Михаил Горбачев был жестким советским диктатором, но затем, по мере сползания тоталитарного СССР в глубокий экономический кризис, Горбачев стал постепенно меняться в сторону демократичности и открытости. Возможна ли новая демократическая перестройка и гласность в путинской России? Я уверен, что демократизация в России возможна еще во время правления Путина. У России нет другого пути, кроме демократического, и сегодня это понимают практически все, включая кремлевское руководство, сегодня это отчетливо понимают и в Кремле, и в кремлевском политбюро. Чем быстрее страна встанет на демократические рельсы, тем скорее появится шанс для улучшения отношений между Вашингтоном и Москвой. Только демократическая, свободная и открытая Россия способна заново стать членом цивилизованного мирового сообщества.

О будущем американо-российских отношений
Семëн Вендров
svendrov
В отношениях между США и Россией нужна новая перезагрузка. Я уверен, что Путин способен стать новым Горбачевым-реформатором для России, я уверен, что новая перестройка и гласность в России не за горами. В Америке с нетерпением ждут демократических перемен в российском обществе, ждут возникновения желания у руководства России к дружескому диалогу с Вашингтоном. Хочется надеяться, что новый демократический курс Путина в будущем окажется реальным вкладом в дело укрепления дружеских и добрососедских отношений между нашими странами, хочется надеяться, что уже к 2020 году отношения между США и Россией реально улучшатся.

Есть ли шанс в будущем на улучшение отношений между Россией и США?
Семëн Вендров
svendrov
Сегодняшней демократической оппозиции в России верить нельзя. Остается надеяться, что Кремль в недалеком будущем сам начнет демократические реформы в стране, сам даст старт новой перестройке и гласности в России, сам выберет курс на улучшение отношений между Москвой и Вашингтоном, сам создаст условия для дружбы и взаимопонимания между Россией и США.

Возможна ли в России в скором времени новая демократическая перестройка и гласность?
Семëн Вендров
svendrov
У сегодняшнего Кремля еще есть шанс запустить в России демократические реформы. Возможно, что после 2020 года Владимир Путин станет проводником новых российских демократических реформ, возможно, что Путин сам станет новым Горбачевым-реформатором, сделает российские СМИ открытыми и свободными, демонтирует тоталитарную кремлевскую систему, выберет для России новый демократический курс. Кто знает? Возможно, что на Западе не понимают в полной мере внутреннюю российскую политику, выстраиваемую Путиным в Кремле. Возможно, что Путин очень скоро удивит Запад своей новой демократической политикой, как в свое время удивил Запад демократическими реформами, перестройкой и гласностью в СССР Михаил Горбачев.

Почему сегодня в России почти нет честной и порядочной демократической оппозиции?
Семëн Вендров
svendrov
К сожалению, сегодня в России почти нет реальной демократической оппозиции. Почти все сегодняшнее демократическое движение в России тесно связано со структурами ФСБ и МВД РФ. С такой оппозицией у России нет демократического будущего. К сожалению, вместо искренних и открытых демократических лидеров страна имеет сегодня секретных сотрудников Кремля и Лубянки, вместо честных и порядочных людей в демократическом движении - агентов органов государственной безопасности. Что же дальше? Придет ли когда-нибудь к власти в Кремле новый Горбачев-реформатор? Станет ли возможна в стране новая перестройка и гласность в будущем? Появятся ли в России в скором времени реальные демократические лидеры, по-настоящему свободные от диктата Кремля и Лубянки? Вопросы, вопросы.

И снова о политическом климате в России
Семëн Вендров
svendrov
Путинская тоталитарная диктатура сегодня целиком опирается на структуры ФСБ Бортникова и структуры Минобороны Шойгу. Ни на структуры МВД Владимира Колокольцева, ни на структуры Росгвардии Путин больше целиком положиться не может. К Росгвардии генерала Виктора Золотова у Путина нет доверия из-за разногласий в последнее время, которые возникли у Золотова с Кремлем. Сегодня тоталитарный путинский режим держится только на таких идеологах партии войны в Кремле и в кремлевском политбюро, как Бортников и Шойгу. Только они, по сути, и поддерживают сегодня Путина в его агрессивной внешней политике, все остальные российские генералы-силовики и члены кремлевского политбюро, включая Вячеслава Володина и Сергея Кириенко, все больше склоняются к созданию условий для проведения в России демократических преобразований и реформ в духе горбачевской перестройки. Что же дальше? Как будет проходить трансфер власти в Кремле уже в недалеком будущем? Есть ли надежда на приход нового Горбачева-реформатора к власти в Кремль? Вопросы, вопросы.

О внутриполитической обстановке в России
Семëн Вендров
svendrov
К сожалению, скорее всего, сегодняшние кремлевские генералы-силовики, идеологи партии войны в Кремле, такие как Александр Бортников и Сергей Шойгу, добиваются реального разрыва дипломатических отношений между Россией и США по венесуэльскому сценарию. А есть ли сегодня идеологи партии мира в Кремле? Кто из российских генералов-силовиков хочет реального улучшения отношений между Москвой и Вашингтоном? Я надеюсь, что в кремлевской партии мира есть адекватные генералы-силовики, которые совершенно искренне желают помирить Россию с Западом. Например генерал Виктор Иванов, бывший глава распущенной Путиным структуры ФСКН, сегодня, возможно, осознал необходимость демократических преобразований и реформ в России, осознал необходимость создания условий для начала новой перестройки и гласности в России, по типу горбачевской во времена СССР, и, скорее всего, понимает важность добрососедских дружеских отношений между Москвой и Вашингтоном. Что же дальше? Какая из кремлевских партий победит на предстоящих президентских выборах в России в 2024 году, или раньше? Партия мира или партия войны? Партия добра или партия зла? Вопросы, вопросы.

Размышления о раскладе политических сил в сегодняшнем Кремле
Семëн Вендров
svendrov
Сегодня многие ближайшие советники Путина хотят перевести путинскую агрессивную внешнюю политику в миротворческое русло, хотят, чтобы Путин стал президентом-миротворцем, отказался от враждебной риторики в отношении Запада, и возможно, создал бы условия для новой перестройки и гласности в российском обществе по типу горбачевской перестройки во времена СССР. Но кто же все-таки представляет партию войны в Кремле? Кто убеждает Путина быть даже еще более агрессивным во внешней политике России, чем раньше? Безусловно, что основными сегодняшними идеологами кремлевской партии войны являются директор ФСБ Александр Бортников и министр обороны РФ Сергей Шойгу. Все эти люди продолжают быть заинтересованными в дальнейшем ухудшении отношений между Россией и Западом, вплоть до разрыва дипломатических отношений Москвы и Вашингтона, по типу разрыва дипломатических отношений Венесуэлы с США по инициативе венесуэльского диктатора Николаса Мадуро. Но вот например бывший глава распущенной и расформированной Путиным структуры ФСКН Виктор Иванов из кремлевской партии войны уже давно выбыл, хотя раньше в ней состоял, и сегодня является как раз основным идеологом миротворческого крыла в путинской политике. Что же дальше? Какой будет внутриполитическая обстановка в Кремле в течении ближайших нескольких лет, и вплоть до 2024 года? Как будет проходить трансфер власти в России уже в недалеком будущем? Придет ли к власти в Кремле новый Горбачев-реформатор? Есть ли еще сегодня шанс на проведение демократических преобразований и реформ в российском обществе? Вопросы, вопросы.

О внутриполитической обстановке в России
Семëн Вендров
svendrov
До недавнего времени в Кремле было три генерала-силовика с мнением которых Путин считался, и которые даже могли, по сути, проводить в жизнь вместе с Путиным собственные решения в российской политике, как равные партнеры. Это бывший глава ФСКН Виктор Иванов, нынешний глава ФСБ Александр Бортников и нынешний министр обороны Сергей Шойгу. Пару лет назад структура ФСКН, подчиняющаяся Виктору Иванову перешла под контроль МВД, а по сути, была расформирована и распущена, а сам Иванов, как говорят, даже содержался на протяжении долгого времени под домашним арестом по личной инициативе директора ФСБ Александра Бортникова. К Шойгу, как говорят, у Путина нет большого доверия, но он все же продолжает прислушиваться к мнению своего министра обороны. А с генералом Бортниковым у Путина тянется давний вялотекущий конфликт из-за политических амбиций самого Бортникова, который уже много лет стремится занять в Кремле кресло президента страны. Говорят, что из всех этих трех генералов-силовиков Путин лично доверял только Виктору Иванову, статус сегодняшних же рабочих отношений между Путиным и Ивановым держится в строжайшем секрете в Кремле, так как по сути, Иванов официально является уже бывшим членом путинской команды. Возможно, что Путин из трех вышеперечисленных генералов-силовиков по-настоящему до сих пор доверяет только Виктору Иванову. Других же кремлевских генералов и советников, таких как Николай Патрушев, Виктор Золотов, Игорь Сечин Путин не считает самостоятельными игроками, и по сути, не прислушивается внимательно к их личным мнениям, а следовательно все эти люди не могут влиять на принятие основных решений в российской внешней и внутренней политике. Тем не менее, Бортников и Шойгу до сих пор продолжают сильно влиять на российскую политику через Путина, иногда очень даже успешно. Что же дальше? Как будет проходить трансфер власти в Кремле в 2024 году, или раньше? Появится ли во власти в России новый Горбачев-реформатор? Возможны ли в стране поэтапные демократические реформы? Вопросы, вопросы.